14 августа Православная Церковь празднует Происхождение (изнесение) честных древ Животворящего Креста Господня.

15 лет назад накануне этого праздника, за всенощным бдением, настоятель нашего Святого храма прот. Сергий Ткаченко совершил свою первую службу в храме Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине. Коллектив нашего храма сердечно поздравляет дорогого Настоятеля со столь значимой и важной датой и хочет пожелать ему чтобы Всеблагий Господь, взирая на Ваши труды во благо нашего Святого храма, укрепил Вас в несении многотрудного пастырского служения, оградил от всякого зла внешнего и внутреннего и подал мудрость духовную и ревность ко спасению!

В преддверии праздника мы обратились с просьбой к прот. Сергию рассказать нашим читателям о своём видении развития храма и о многом другом:


Протоиерей Сергий Ткаченко

Протоиерей Сергий Ткаченко

Наш храм старинный, приход существует с дониконовских времен, но молитвенную основу в нем заложил Патриарх Никон. Здесь молились царь Алексей Михайлович и молодой Петр I, патриархи Никон, Иоаким, Адриан, и все они делали вклады в храм. Была такая община и такой Ангел хранитель, такая благодать, что храм сохранялся в течение веков.

Патриарх Никон во все, что делал, вкладывал глубокий смысл. Он строил Иверский монастырь по образу и подобию Иверского монастыря на Святой горе Афон, а в создание Воскресенского монастыря заложил идею воссоздания на Российской земле храма Гроба Господня и связанных с ним святых мест, чтобы все могли поклониться этим святыням, приобщиться к Евангельской истории. В месте своей ссылки, в Ферапонтовом монастыре, он из огромных камней выложил на озере крест и на нем молился. И на нашей земле проявились эти его черты. Оценив красоту местности, он создал здесь патриаршее село, а в уже существовавший храм Рождества Пресвятой Богородицы внес замечательные иконы. Патриарх Никон сам писал иконы и когда ему попадались плохо написанные образа, он их ломал. И в нашем храме мы сегодня видим прекрасные иконы никоновской эпохи – иконы Божией Матери «Смоленская» и Спасителя. Мне думается, это послужило стержнем для нашего храма. Храм ветшал и перестраивался заново, а иконы сохранялись.

И вот построили каменный храм, в котором мы сегодня молимся. Сам святитель Филарет Московский наблюдал за его строительством и освятил храм. Это говорит о духовной близости нашего храма к святителю Филарету. И важную роль в этом сыграла икона Божией Матери «Смоленская», которая задолго до строительства каменного храма почиталась как чудотворная: с ней совершались крестные ходы, она оградила село от страшной напасти — холеры.

Не прошло и 60 лет после строительства каменного храма, как произошла революция, начались гонения на Церковь. Изымались церковные ценности, оказывалось давление на клириков. Их пытались сломать, запугать, заставить отказаться от служения и закрыть храм, но они — священник, диакон и чтец — продолжали служить и проповедовать, а когда их арестовали и допрашивали в разных помещениях, они отвечали так, как будто находились вместе, за одним столом, такое было единодушие. Все они пошли на смерть, а храм сохранился. Храм действовал и сохранялся заботами клириков и прихожан в военные годы и в тяжелые послевоенные, его отстояли в 1970-е годы, когда строили эстакаду.

И вот теперь новейший период. Мы, современники, в XXI веке видим Промысел Божий о нашем храме. Господь дает возможность и силы реставрировать иконы, обновлять фрески, ремонтировать церковный дом, обустраивать двор. Строится воскресная школа. Для чего-то это надо. Я как настоятель вижу в нашем храме образ корабля. Есть исторические моменты нашего прихода, которые мы не можем игнорировать: это как красная нить, как стержень — череда иерархов, священнослужителей, прихожан, спасавшихся в нашем храме-корабле. И развитие нашего прихода в XXI веке продолжается. Поэтому строительство, реставрация, обустройство нам дается легко, все необходимое для этого появляется в нужный момент — и специалисты, и материалы, и денежные средства.

Но это — форма. А самое важное — содержание. И тут образ храма как корабля, который идет по житейскому морю, очень важен. Вокруг храма меняются историческая действительность, отношения между людьми, взгляды, политические события — и меняются очень быстро. В моем понимании, община — это корабль. Кого Господь призвал, кто на него взошел, те спасаются. Налаживание спасения в современном мире — очень важный вопрос. Это вопрос дисциплины причастия, исповеди, порядка в храме. Если взять первые христианские общины или первые общины нашего храма и сравнить с современными, то что мы увидим? Раньше стоял вопрос — кто такой христианин? Христианин — это человек, верующий в Иисуса Христа, честный, справедливый, имеющий любовь к ближнему, служащий ближнему своим умением и верующий во Второе пришествие Христа и в Страшный Суд. Вот это христианин. Сейчас эти качества притупились, ушли на вторые, третьи позиции. Мы видим сегодня в христианине другие качества. В нем все уживается — и отрицательное, и положительное. У нас многие считают себя христианами, но отношения между ними — на работе ли, в общественном месте, в транспорте — совсем не христианские. Также и отношение к делу не христианское. Взять для примера отношение к нашему храму со стороны местных властей. Единственный памятник архитектуры и истории нашего района, в котором находятся замечательные древние иконы, по сей день остается без тепла. И когда приходишь к властям обсуждать эту проблему, то говорят с нами не с государственной позиции, а с позиции силы. В 1970-е годы, когда храмов было мало и ходить в них было рискованно для карьеры, да и для семьи, в них молились истинно верующие христиане. Они верили во Второе пришествие Иисуса Христа и в Страшный Суд, и этого они боялись больше, чем той ситуации, которая была в стране. Сейчас о Втором пришествии вообще никто не вспоминает, не говоря уже о Страшном Суде. А это важнейшее отличие христианина. Монахи ложатся спать, не раздеваясь, потому что помнят и верят, что будет зов: «Се, грядет Жених в полунощи». Миряне приглашали в свой дом нищих, исполняя заповедь о том, что надо накормить нищего и приютить странника. Получается, что христианин раньше и христианин сейчас — два разных человека. Наша задача в XXI веке, когда все меняется быстрыми темпами, сохранить храм как корабль спасения. Люди заходят в храм и уходят, не задерживаясь. И интеллигенция не задерживается в храмах, молодежи тоже не такмного, как хотелось бы. Почему? Как нам приобщить людей к спасению? Обидно, что в наше спокойное для Церкви время священники не востребованы. Мы пытаемся ходить в детские учреждения, сады и школы, но это капля в море. Общество живет какими-то своими интересами, не задумываясь о спасении, даже не подозревая, что оно в нем нуждается. В Греции та же картина. Люди отходят от Церкви. Власти единственного в мире православного государства отказываются давать присягу на Библии. В Салониках в день большого исторического православного праздника градоначальник назначает шествие гомосексуалистов. Туда это уже пришло.

Я чувствую: чтобы плыть дальше, нам нужны и капитан, и штурман, и гребцы, которых надо поднимать и укреплять. Укреплять общину. Еще не так давно, лет сорок назад, церковные двад- цатки были очень сильные. И сейчас надо привлекать людей, которые могли бы укрепить цер- ковную общину, урегулировать ее жизнь, объединить людей. В связи с этим я вижу две задачи. Одна — просвещение наших прихожан в вопросах веры, догматики, истории Церкви, Священного Писания. Это большая образовательная работа. У многих наших прихожан низкий уровень знаний, они не читают Евангелие. Второе направление — практическое: посещение богослужений и участие в Таинствах Церкви. Храмы в нашем районе малолюдны, за исключением праздников. Мало причастников. А те, кто ходят в храм, недостаточно активно приобщают своих близких и знакомых к истокам жизни.

Я думаю, что сейчас главные силы должны быть направлены на укрепление церковной общины. Хотелось бы, чтобы в нее вошло как можно больше хороших людей, неравнодушных, энтузиастов. В этом году мы отмечаем 100-летие Всероссийского Поместного Собора. На Соборе много говорили именно об обновлении приходской жизни. И сегодня, через 100 лет, этот вопрос стоит не менее остро. Ситуация в некотором смысле повторяется. Интеллигенция несколько разуверилась, изменился мир. Раньше храм нес знания. Священники учили, как надо жить, что написано в Евангелии, что надо читать, как молиться, дети обучались грамоте по церковным книгам. В XXI веке все изменилось. По одному клику можно получить все знания в Интернете, не нужны ни священники, ни храмы. В храм, как стали считать некоторые, ходить не обязательно. При этом Евангелие у всех есть, но его не читают. И не понимают, что знания без практической стороны — участия в богослужениях и Таинствах Церкви, не дают правильного направления и часто уводят не туда. «Знание надмевает» (1Кор. 8:1), — говорит апостол Павел. Нам, священникам, надо менять подход к людям и приобщать их к церковной жизни через благодатное богослужение. Наш храм силен своими благодатными иконами и тем, что за нас на Небесах молятся люди, которые здесь служили, работали, спасались. У нас долгая, непрерывная история, это очень помогает здесь служить. У нас есть примеры приходской жизни — как жил приход при протоиерее Иоанне Протопопове, потом при новомучениках, есть пример старосты Василия Флянова. Поэтому на нашем приходе легче создавать церковную жизнь, чем на новообразованном. У нас много хороших людей, но они не организованы. Слабость прихода заключается в том, что мы не можем достучаться до многих хороших людей, которые живут в Отрадном, а в храм не ходят. Надо думать, как их привлекать, может быть, искать новые формы проповеди — ходить на предприятия, в социальные учреждения. Хотелось бы, чтобы наш приход стал той закваской, которая бы «сквасила» население всего района. Этому должна помочь строящаяся воскресная школа с вместительным залом, где можно проводить много интересных мероприятий, лекций, занятий. Должна быть усилена проповедь. Люди должны почувствовать себя в храме, как у себя дома, испытывать потребность здесь бывать. Чтобы храм для них стал, по слову свт. Иоанна Зла- тоуста, жизнью в Духе Святом. И это создать гораздо сложнее, чем построить стены и крышу и благолепно их украсить. Стены и крыша — форма, цель же — спасение человека, потому что каждый человек дорог Богу. И Бог, долготерпеливый и многомилостивый, ждет, когда человек опомнится и придет в храм Божий. Из тех людей, которых Господь посылает в наш храм, хотелось бы организовать более крепкую общину. Обидно, когда служится Литургия, а причастников мало. Много людей лежат в квартирах больные, хро- мые, немощные и не понимают, как им нужен храм. Во врачах уже разуверились, а чувство хра- ма так у них и не появилось, и никто им об этом не рассказывает. Для нас это сверхважная зада- ча — рассказать людям и настроить их на спасение. Надо думать, как ее решать. «Жатвы много, а делателей мало». Священнику нужна помощь от общины во всех аспектах, чтобы каждый по- могал, кто чем может в меру своих сил…


Редакция