В пятницу, 16 ноября, знаменательный день для нашего прихода — день памяти священномученика Сергия Станиславлева, служившего диаконом в нашем Святом храме в первой половине ХХ века. В этот день он мученически погиб в 1942 году.

В нашем Святом храме 16 ноября Божественную литургию в 08:30 утра возглавит настоятель протоиерей Сергий Ткаченко.

По окончанию литургии будет отслужен молебен свмщ. Сергию и всем святым.

Приглашаем всех прихожан к общей молитве!

 

 


Священномученик Сергий Станиславлев родился 4 сентября 1884 года в селе Вантеевка (с 1928 года сначала рабочий поселок, а затем и город Ивантеевка). Его отец, священник Григорий Степанович Станиславлев, был священником церкви Всемилостивого Спаса села Вантеевка с 1879 года и до своей кончины в 1905 году. Одновременно отец Григорий был законоучителем в местной земской школе. С матушкой Елизаветой они воспитали четверых детей — Николая, Константина, Сергея и Елизавету. Сыновья получили хорошее образование и продолжили просветительскую деятельность отца: старший, Николай, был директором Вантеевской школы № 1; Константин преподавал в городе Пушкине.

Сергий в 1900 году окончил Донское духовное училище, а в 1906 — Московскую духовную семинарию, после чего четыре года работал учителем. В это время он женился на Александре Николаевне Петропавловской, дочери священника Знаменской церкви в селе Перово. В 1910 году Преосвященным Трифоном, епископом Дмитровским Сергей Григорьевич был рукоположен во диакона к церкви святой Марии Магдалины в Сергиевом посаде, а в 1913 году переведен в Москву также к церкви святой Марии Магдалины во Вдовьем доме на Кудринской площади.

С семьей

В октябрьские дни 1917 года Кудринская площадь на Пресне стала эпицентром революционных боев. Юнкера подвергли Вдовий дом мощному обстрелу после того, как его заняли большевики. В здании не осталось ни одного целого стекла. Службы в церкви святой Марии Магдалины прекратились. А вскоре была закрыта не только церковь, но и сам Вдовий дом. У диакона Сергия с матушкой Александрой к этому времени уже было двое сыновей: шестилетний Сергей и годовалый Анатолий.

В начале 1918 года диакон подал прошение о переводе его в Вознесенский женский монастырь в Кремле. Прошение было удовлетворено. Но уже в марте в Москву из Петербурга переехало большевистское правительство и разместилось в Кремле. Вскоре монахиням пришлось покинуть обитель. Диакон Сергий подал новое прошение о переводе на другое место служения. 1 октября он был переведен в Клинский уезд в церковь Вознесения Николо-Тешиловского погоста — в большой пятикупольный каменный храм. В этом же 1918 году диакона Сергия Станиславлева призвали служить в Красную армию. Как следует из его воинской книжки, он был направлен в тыловое ополчение. Из клировой ведомости церкви Вознесения следует, что службу в тыловом ополчении С. Г. Станиславлев проходил с 1918 года по 30 ноября 1921 года, после чего вернулся к диаконскому служению. Из той же клировой ведомости известно, что у диакона Сергия и его матушки Александры 22 июня / 5 июля 1921 года родилась дочь Вера.

С супругой

В конце 1924 года диакон Сергий был переведен в храм Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине. Семья Станиславлевых с тремя детьми разместилась в бывшем церковном доме рядом с домом Хрусталевых. В течение 13 лет священник Иоанн Хрусталев и диакон Сергий Станиславлев совместно исправно служили в храме, исполняя все требы, с которыми к ним обращались жители села. Во время служения во Владыкинском храме диакон Сергий был возведен в сан протодиакона.

В ноябре 1937 года все служители храма Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине — священник Иоанн Хрусталев, протодиакон Сергий Станиславлев и чтец Николай Некрасов — были арестованы по ложному обвинению. 5 декабря по их делу вынесли обвинительное заключение: «Указанные лица, проживая по Владыкинскому шоссе и служа в местной церкви, поддерживали между собой тесную связь, группируясь между собой, активно проводили контрреволюционную агитацию террористического характера против руководителей партии и Советского правительства, распространяли клеветнические слухи о жизни и быте рабочих в СССР и высказывали пораженческие намерения против Советского Союза». И хотя «допрошенные обвиняемые виновными себя не признали», но «в достаточной мере уличаются 5-ю свидетельскими показаниями» и «подлежат аресту и привлечению к ответственности по ст. 58 п. 10 УК». Станиславлеву был вынесен приговор: 10 лет заключения в исправительно-трудовом лагере, считая срок с 19 ноября 1937 года. Протодиакон Сергий был отправлен с большой группой заключенных на Дальний Восток. По прибытии в Байкало-Амурский исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) его определили во второе отделение на общие работы. Основной задачей этого ИТЛ было строительство железных дорог в Забайкалье и Уссурийском крае.

Весной 1939 года протодиакон Сергий отправил письмо «Народному Комиссару Внутренних Дел. В комиссию по пересмотру дел» с требованием пересмотреть его дело. Из этого письма, сохранившегося в следственном деле, видно, как на самом деле шло следствие и что происходило на допросах в ноябре 1937 года. На допросе диакон Сергий прямо спросил, какие факты дают основание обвинять его в контрреволюционной деятельности. На что получил ответ: «Факты найдутся». Из этого диакон заключил, что факты предъявят ему на следующем допросе, и успокоился в надежде, что все прояснится. Но следующего допроса не было. Его отвезли сначала в Главное Управление, потом отправили в Таганскую тюрьму, а из тюрьмы 12 декабря направили по этапу на Дальний Восток. И только по прибытии во II отделение Бамлага отцу Сергию объявили, что он обвинен в контрреволюционной деятельности и осужден на заключение в ИТЛ сроком на 10 лет. Факты же, на которых основывалось обвинение, и здесь не были ему сообщены. Отец Сергий категорически отрицал свое причастие к контрреволюционной деятельности, данные на него показания назвал клеветой и требовал пересмотра дела. По этому письму в Москве в 1939 году был вновь допрошен свидетель Жмуров, и хотя он отказался от своих прошлых показаний, приговор, вынесенный протодиакону Сергию Станиславлеву, был оставлен в силе.

Тяжелые условия труда существенно подорвали здоровье отца Сергия, и его перевели в отделение, где находились инвалиды. 16 ноября 1942 года он скончался от крайнего истощения в Амурском железнодорожном ИТЛ.

Ровно через 15 лет — 16 ноября 1957 года — заместитель генерального прокурора СССР направил в Президиум Московского городского суда протест по делу священноцерковнослужителей Владыкинского храма: «Постановление тройки НКВД СССР по Московской области от 5 декабря 1937 года в отношении Хрусталева И. В., Станиславлева С. Г. и Некрасова Н. Н. отменить, дело производством прекратить за недоказанностью предъявленного им обвинения». И ниже справка: «Дело рассматривается по жалобе жены Станиславлева — Станиславлевой А. Н.».

Протодиакон Сергий был прославлен определением Священного Синода от 27 марта 2007 года для общецерковного почитания. Память святого совершается 3 / 6 ноября и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.